Соционический «Клуб-16»

socionik.com.ua © 2006-2018

Этика и ложь

Все люди врут! Врём мы часто: кому-то больше, кому-то меньше, кому-то даже почти совсем нет, по-крупному и в мелочах, и, как бы мы к этому ни относились, это есть и это составляет часть общения людей. О самой лжи здесь мы рассуждать не будем, но порассуждаем о том, по каким причинам другие люди воспринимаются нами как более или менее честные, а также насколько на это влияют соционические аспекты. И поскольку имеется в виду не теоретическая и научная ложь, противопоставленная научной же истине, а именно ложь обыденная и житейская, сопровождающая наши отношения и общение, речь пойдёт именно об этических аспектах.

А именно дело в различии ценностей, в восприятии общения через Чёрную Этику или Белую Этику. Восприятие это очень разное, и очень часто приводит к противоречиям и непониманию, но ещё важнее то, что наше восприятие никуда при этом не девается, а потому мы продолжаем, даже сталкиваясь с другими ценностями, воспринимать информацию через призму своих. То есть ценностные ЧЭшники, даже понимая, что перед ними люди с другими ценностями, продолжают накладывать на них свои «ЧЭшные мерки» и наоборот, и зачастую через эти «мерки» многое в информации и поведении от людей с другими ценностями кажется враньём, даже если им не является.

Так, ценностные ЧЭшники (Альфа, Бета) в глазах ценностных БЭшников (Гамма, Дельта) часто выглядят нечестными, придавая большее значение эмоциональному содержанию слов, тому, какие эмоции вызывают люди и события, а не каким должно быть отношение к ним. Альфийцы и бетанцы часто на словах меняют действия и отношения, но сохраняют эмоции, полагая, что это и должно быть смыслом их слов, это и должно объяснять ситуацию, но для гаммийцев и дельтийцев это часто кажется ложью.

Одновременно для ценностных ЧЭшников кажется как минимум странным как раз противоположное. Гаммиец или дельтиец, который ОТНОСИТСЯ к ситуации или к человеку не в соответствии с тем, какие эмоции он вызывает, или даже в соответствии, но меняющий именно отношение, именно им показывая что-то, выглядит лживо уже для альфийца или бетанца, особенно если речь идёт об осуждении, каком-то негативе, или о том, что стало хуже во времени.

Само по себе это проявляется во многих противоречиях, проблемах, практически во всех интертипных отношениях ценностных ЧЭшников и БЭшников, и собственно конкретные сложности зависят от них и конкретного положения БЭ и ЧЭ в функциях. Но есть и одно общее, глубокое следствие: влияние ТИМов с «другой» этикой в ценностях меняет наше собственное понимание лжи и отношение к ней. Так, ребёнок с ценностной БЭ, которого воспитывают ценностные ЧЭшники, воспринимает повторяющиеся реакции воспитывающих его людей и через призму своих ценностей усваивает, что ложь является нормой поведения в обществе. Или же ценностный ЧЭшник осваивается в коллективе, где большинство как раз ценностных БЭшников, где люди с ценностной БЭ являются лидерами и авторитетами, и через призму своих ценностей ему кажется, что ложь является нормой поведения внутри этого коллектива и он её перенимает. Получается, что если представления человека об окружающих людях и отношениях формируют люди с «другой» этикой в ценностях, то человек начинает воспринимать ложь как норму саму по себе, без мотивации и причин, даже если люди на него влияли честные и ничего такого они не имели в виду! Это, в зависимости уже от личных особенностей, кого-то разочаровывает, кого-то заставляет считать себя неподходящим этому нечестному миру, а кого-то делает уже вполне себе лжецом без скидок на восприятие и ценности.

Отдельно скажу, что всё вышеописанное, как различие ценностной ЧЭ и БЭ, во многом составляет суть признака Рейнина «Весёлость – Серьёзность». Также важно дополнить, что свои противоречия, влияющие на картину «правды-неправды», есть и в самих полях БЭ и ЧЭ и связаны с гибкостью и негибкостью функций. ТИМы с общими этическими ценностями могут друг друга не понимать и считать нечестными из-за разной степени гибкости.

Так, для базовых БЭшников (Драйзер и Достоевский) творческие БЭшники (Наполеон и Гексли) часто меняют отношение к людям и событиям, меняют расстановку приоритетов между разными людьми и группами людей слишком легко и немотивированно с точки зрения базовой Белой Этики; в то же время самим Напам и Гекам часто нечестным кажется излишнее постоянство: если отношение к кому-то/чему-то уже должно поменяться исходя из накопленной информации, но этого не происходит, это кажется лицемерием. Или, например, самым что ни на есть обманом для внушаемых ЧЭшников (Робеспьер и Максим Горький) часто является гибкость и вариативность творческой ЧЭ (Дюма и Есенин): как будто тебе показали (и пообещали отдать насовсем!) классную игрушку, о которой давно мечтал, а потом её тихо унесли, будто и не было. В целом, всё же, противоречия гибких и негибких функций по этике носят ситуативный характер и являются не такими глубокими и постоянными, как противоречия ценностных Чёрной Этики и Белой Этики.

В целом, многое из описанного в этом материале требует конкретного приложения к определённым ситуациям в жизни, но это неизбежно для такой темы: в конкретной ситуации может оказаться, что вы просто не поняли других людей из-за разных ценностей, а где-то всё же вам и правда солгали. Автор надеется, что понимание описанных выше общих вопросов и механизмов как раз поможет вам разделить разные ситуации и осознать, почему и когда все люди врут.

Артём Охотников — Соционическая школа «Ray of light»

Охотников

Предыдущая новость

Следующая новость